ИБКЛ Интернациональная Библиотека Коммунистической Левой
[last] [home] [content] [end] [search]

ПИСЬМО АМАДЕО БОРДИГА КАРЛУ КОРШУ
If linked: [English] [French] [German] [Spanish] [Italian]


Content:

Письмо Амадео Бордига Карлу Коршу
Source


Письмо Амадео Бордига Карлу Коршу
[top] [content] [end]

Неаполь, 28 октября 1926 г.

Дорогой товарищ Корш,

сегодняшние вопросы настолько весомы, что необходимо действительно их подробно обсуждать, но, к сожалению, мы не будем иметь сейчас такой возможности. А также и возможности письменно обсуждать детально и по всем пунктам Вашу платформу, которые дали бы повод к полезной дискуссии между нами. Например, мне кажется, что Ваш "Метод самовыражения" о России не так хорош. Нельзя говорить, что "русская революция является буржуазной революцией". Революция 1917 ? пролетарская революция, хотя является заблуждением обобщать вытекающие отсюда "тактические" уроки. Сейчас же возникает проблема, что происходит с диктатурой пролетариата в стране, если в других странах революции не последуют. Возможна тогда контрреволюция, внешняя интервенция, дегенеративное развитие, симптомы и рефлексы которого можно определить внутри коммунистической партии. Нельзя так просто сказать, что Россия является страной, в которой развивается капитализм. Ситуация намного сложнее, речь идет о новой форме классовой борьбы, не имеющей исторических прецедентов. Необходимо показать, что вся представляемая сталинистами концепция отношения к средним классам есть отказ от коммунистической программы. Кажется Вы исключаете возможность политики русской коммунистической партии, которая не адекватна реставрации капитализма. Это приводит к попытке оправдать Сталина или поддержать неприемлемую политику "Отхода от власти". Можно возразить на это, что корректная классовая политика в России была бы возможна, если бы не было целого ряда серьезных ошибок в интернациональной политике, совершенных всей "старой ленинской гвардией".

У меня складывается впечатление - я ограничусь первыми впечатлениями -, что Вы в Ваших тактических формулировках, даже если они и приемлемы, слишком преувеличиваете значение тенденции поворота влево, наметившейся сегодня. Вы знаете, что нас, итальянских леых, обвиняют в отрицании анализа ситуации, но это не правда. Но наша цель заключается в конструировании действительно общей, а не случайной левой линии, основывающейся на разделенных по времени различных ситуациях, их фазах и развитиях, их анализе на хорошем революционном фундаменте, и, конечно же, не игнорируя их различные объективные признаки.

Я перехожу непосредственно к Вашей тактике. Чтобы использовать сокращенные и не...официальные формулировки, я бы сказал, что она представляется мне слишком эластичной и слишком большевистской в интернациональных партийных отношениях. Все объяснение, которым Вы оправдываете позицию по отношению к группе Фишера, т.е. Вы рассчитываете сдвинуть ее влево, или, если они воспротивяться, то разоблачить их в глазах рабочих, меня не убеждает, и мне кажется, что это не дало фактически хороших результатов. Вообще я думаю, что сегодня - больше чем организация и маневрирование - на первом плане должна стоять работа по выработке политической идеологии международных левых, базирующаяся на обговоренных выводах, сделанных Коминтерном. При нашем сильном отставании в этом вопросе, любая международная инициатива будет скована. Я добавлю Вам некоторые соображения о нашей позиции по вопросу о русских левых. Интересно, что мы ситуацию видим по-разному: Вы, будучи очень недоверчивы к Троцкому, быстро восприняли программу неограниченной солидарности с русской оппозицией, при этом ставя больше на Троцкого, чем на Зиновьева (я разделяю с Вами этот приоритет). Сегодня, когда русская оппозиция вынуждена отступить, Вы говорите о заявлении, в котором нужно ее осудить, т.к. она уронила свои флаги. В этом вопросе я с Вами не согласен. Мы и раньше не были готовы объединяться под этим поддерживаемым русской оппозицией флагом.

1. Позиция русских левых в отношении к директивам государственной политики русской коммунистической партии нами разделяется. Поддерживаемая большинством Центрального комитета линия нами осуждается как шаг к дегенерации русской партии и пролетарской диктатуры, который ведет к отходу от программы революционного марксизма и ленинизма. В прошлом мы не боролись с государственной политикой русской коммунистической партии, пока она оставалась на позиции, соответствующей двум документам речи Ленина о натуральном налоге и сообщению Троцкого на 4 Мировом конгрессе. Мы акцентировали тезисы Ленина на 2 Конгрессе.

2. Позиция русских левых по тактике и политике Коминтерна, независимо от вопроса прошлой ответственности многих его членов, неубедительна. Они не сближаются с тем, что мы заявляли со дня основания коммунистического интернационала об отношении партии и масс, о тактике и ситуации, об оценке альтернативы буржуазной политике. Они сближаются, но не полностью в вопросе рабочего метода Интернационала и интерпретации и функции внутренней дисциплины и фракционизма. Обнадеживает позиция Троцкого по немецкому вопросу в 1923 году и также убедительна оценка современного положения. Аналогичной оценки не заслуживают сообщения Зиновьева по вопросам единого фронта Красного Профсоюзного Интернационала, а так же по другим пунктам, которые носят случайный и ограниченный характер и не придают доверия к тактике, избегающей прошлых ошибок.

3. При существующей политике подавления и провокаций вождей Интернационала и их секций каждая организация национальных и интернациональных групп против сползания вправо представляет опасность раскола. Не нужно стремиться к расколу партий и Интернационала. Нужно прекратить опыт искусственной и механической дисциплины и следованию абсурдности этого процесса там, где это возможно, не уступая при этом позиций идеологической и политической критики и не придерживаясь господствующей линии. Идеологические группы с полноценной традиционно левой позицией могли бы не всегда солидаризироваться с русской оппозицией, при этом не проклиная свою временную подчиненность, не смиряясь с ней, но принимая лишь условия, единственной альтернативой которых был бы раскол. Объективные и внешние условия таковы, что не только в России, но и в рамках Интернационала возможность изменить ход классовой борьбы невелика, в противоположность с возможностью внутри партий.

4. Неприемлема была бы в любом случае солидарность и общность при выдаче политических заявлений с элементами, подобными Фишеру и т.п., которые, так же в других партиях как и в немецких, еще недавно были ответственно вместе с руководством партии то в правом, то в центристском уклоне и чей переход к оппозиции совпал с невозможностью руководство одной партии привести к согласию с международным центром и с интернациональной критикой его политики. Это было бы несовместимо с защитой нового метода и нового курса коммунистического Интернационала, которая должна была последовать за маневрированием парламентарного функционерского типажа.

5. Господствующая линия должна быть признана при помощи любых методов, за исключением отрицающих право на жизнь в партии, как ведущая к оппортунизму и контрастирующая с верностью программным принципам Интернационала, право защиты которых даже от нас могут иметь различные группы, при условии, что они обязуются исследовать начальные, не теоретические, а тактические, организационные и дисциплинарные ошибки, которые сделали Третий Интернационал еще чувствительнее к дегенеративным опасностям. Я думаю, что одной из опасностей существующего Интернационала является локальный и национальный; "оппозиционный блок". Нужно задуматься над тем, как осмыслить не перебарщивая и из этого опыта извлечь пользу. Ленин придавал большое значение спонтанному самоформированию, рассчитывая в котле русской революции сплотить в грубых чертах различные группы и лишь затем вначале гомогенно сплавить. В большинстве случаев это ему не удалось.

Я хорошо понимаю, что работа, которую предлагаю, не легка, т.к. не хватает организационных связей, возможностей публикации, пропаганды и т.п. Несмотря на это я верю, что еще можно ждать. Появятся новые внешние события, и в любом случае я рассчитываю на то, что система осадного положения сама по себе истощится, прежде чем она вынудит нас к провокациям. Я верю, что мы не поддадимся в этот раз тому обстоятельству, что русская оппозиция вынуждена подписать против нас несколько предложений, возможно, чтобы скрыться в каком-нибудь другом пункте мучительного содержания документа. Эти рефлексы включаются также в расчеты "большевизирующих". Я попытаюсь выслать Вам материал об итальянских делах. Мы не приняли объявление войны, заключенное во временном отстранении некоторых руководящих элементов левых, и дело не имело никаких последствий фракционного характера. Батареи дисциплины выстрелили в вату. Это не хорошая ситуация, нас всех удовлетворяющая, но и не самая худшая из возможных. Мы вышлем Вам копию нашего протеста в Интернационал.

И в заключение, я верю, что это не тот случай, выдавать международное заявление, как предлагаете Вы, и я не верю так же, что дело практически решаемо. Я верю однако, что было бы полезно провести в разных странах собрания и составить заявления, которые на основе вашего содержания по проблеме России и Коминтерна проходили бы идеологически и политически параллельно, не предлагая при этом точных доказательств фракционного "заговора", при этом каждый свободно мог бы выработать свое мнение и свой опыт.

Я считаю, что в этом внутреннем вопросе тактика "Самоотдаления-от-событий" очень часто оказывается хорошей, что при внешних вопросах очень вредно и оппортунистично. И тем более из-за особой игры внутренних механизмов власти и механической дисциплины, которые, как я твердо верю, предназначены для того, чтобы саморазрушаться. Я знаю, что написанное недостаточно и не совсем ясно. Извините меня и теперь всего хорошего.

Амадео Бордига

Source: 1926

[top] [content] [last] [home] [mail] [organisations] [search] [webmaster]


you arrived from:

pagecolour: [to the top]